четверг, 31 октября 2013 г.

Лариса Хоманс: "История о "давно" и "снова"

... Когда-то много-много лет назад я пошла учиться в музыкальную школу. Мои уроки проходили вечером. В детстве я боялась темноты, и чтобы дальняя дорога "на музыку" была легче, я старалась идти очень быстро и напевала песенки. А ноты и дневник плотно держала под мышкой – чтобы не потерять! А еще – по дороге в музыкальную школу я заходила в магазин и на сэкономленные от школьного обеда 10 копеек покупала свои любимые пряники. Три с половиной пряника – «сто граммов с хвостиком», как любила шутить продавец тетя Поля... Возможно, пряники были как награда за храбрость...

Музыкальную школу я оставила через полгода. Неожиданно и необдуманно...

Повзрослев, я очень часто жалела, что так неразумно обошлась с желанием научиться играть. А этой весной я серьезно решила вернуться к музыкальным занятиям, и с началом нового учебного года снова отправилась «на музыку». Вот уже второй месяц я учусь в обычной музыкальной школе. Я – в первом классе, и моя новая учительница (мне кажется, что мы с ней – ровесницы) терпеливо и мягко дает уроки игры на фортепьяно.

Музыкальные занятия тоже проходят по вечерам. Я уже давно не боюсь темноты, да и школа находится почти рядом с домом, но я заметила, что каждый раз, выходя их подъезда, я вдруг, как в детстве, ускоряю шаг и начинаю тихонько напевать...

Для нот, а вместе с ними и для футляра с очками, теперь у меня есть симпатичная «музыкальная» эко-сумка – дочка подарила!

За пряниками в магазин я тоже уже не захожу, зато непременно кладу в сумку парочку любимых леденцов – как награду за храбрость
Ведь я снова учусь играть «расходящиеся гаммы», «непростые менуэты», «взбалмошные польки»...

А, может быть, леденцы - это еще и награда за настойчивость?


среда, 16 октября 2013 г.

Лариса Хоманс: „Успех имеет крылья...”

Недавно от моей коллеги пришло  вот такое сообщение: „Летела в Минск, Открыла бортовой журнал, а там твоя статья об успехе. Как здорово написано – глубоко и точно!”. Через несколько дней моя коллега передала мне свежий экземпляр „On Air People” – специальный выпуск  официального бортового  журнала  авиакомпании Belavia.

«Что в этом интересного?», - спросите вы.  Прежде всего, история, благодаря которой  моя давняя статья  «летает» на борту...

... В конце 90-х коллега-журналистка организовала выпуск журнала «Успех и карьера» и предложила мне написать  статью на тему успеха. Я написала  о том,  как понимаю и воспринимаю  понятие «успех», почему ценю  «моменты успеха»  больше, чем «признание успешности»,  и почему выбираю быть «человеком успеха».

Статья понравилась, но вызвала дискуссию. Я не настаивала на том, что моя точка зрения – единственно правильная. Я продолжала верить в свои жизненные ориентиры и следовать им.

Прошло почти 13 лет, и мою статью напечатали  в  новом журнале  об успехе - «К Вершине». Интересно, готовя статью к новой редакции, я оставила ее почти без изменений – добавила небольшое послесловие.

   ... И вот нынешним летом,  координатор проекта  „On Air People” (мы с ней не были знакомы раньше)  написала мне письмо с вопросом – можно напечатать мою статью в  специальном приложении, тоже посвященному  теме успеха? Она нашла эту статью в Интернате.

 Не скрою, мне было приятно. Хотя я не предполагала, каким стойким  может быть интерес к моей давней публикации. Точнее, к взгляду на  феномен под названием «успех», который разделяют и принимают далеко не все.
Недавно статья появилась в печати – чуть короче, но с сохранением всех ключевых смыслов (Вы можете прочитать статью ниже).  

«Неужели в статье ничего не изменилось?», - спросите Вы. Да, появилось предисловие – краткая информация обо мне.  Подтвержденная опытом моя философия жизни: быть человеком успеха, а все остальное – известность, успешность – придет потом. Вот что я написала:

 «Я мечтала быть психологом, когда поступила на факультет журналистики. Я работала журналистом, когда ушла в новую сферу – public relations. Я занималась стратегическими коммуникациями в  крупной международной корпорации, когда второй раз села за университетскую парту и начала изучать  психологию. Я активно развивала консалтинговый и тренинговый бизнес, когда решила стать коучем...

 Все переломные моменты в своей жизни я считаю «моментами успеха». Они открывали для меня новые горизонты, давали мощный  стимул для развития и совершенствования. Сегодня я занимаюсь делом, которое люблю, в которое верю и, главное, которым я живу. Я помогаю людям находить, создавать и рассказывать истории, изменившие их жизнь». 

 Я по-прежнему глубоко верю в тот успех, о котором написала много лет назад.  И я по-прежнему выбираю быть человеком успеха. А вы?  



***

Лариса Хоманс: „Люди успеха vs. успешные люди”

Этот материал посвящен не успешным людям, а людям успеха. По моему глубокому убеждению, между этими понятиями есть принципиальная разница.

В конце 90-х я уже написала статью на похожую тему для одного издания. Статья вызвала некоторые вопросы  – прежде всего у главного редактора. «Хотя ваша точка зрения очень необычна, мы все же опубликуем статью, но готовьтесь к дискуссии», – сказала она по телефону, и добавила: «Даже больше, готовьтесь держать удар –  у вас будет много оппонентов». Оппоненты действительно были – не скажу, чтобы их было много, но среди них оказался мой давний знакомый, опытный журналист и собственник успешного газетного бизнеса.

   Что же вызвало такую острую реакцию? О чем я написала тогда? Успешные люди и люди успеха – это далеко не одно и тоже. Разрыв между этими понятиями лежит в поле нашего восприятия и нашего отношения,  наших стереотипов и привычек.
Или еще один пример – из профессионального контекста.

Один журналист через несколько лет после выпуска ушел в … лесники. Когда на встрече выпускников о нем зашла речь, кто-то  махнул рукой и сказал в сердцах: «Жаль парня, потерял профессию, а какие надежды подавал!».

 К сожалению, я не знаю, каким лесником он стал – получил ли  признание в новой профессии, но почему-то на все 100% уверена, что он «не потерял профессию», а «нашел себя». Я знаю, что он искал свое место в жизни. И если для этого пришлось отказаться от карьеры в уже выбранной профессии, он сделал очень серьезный шаг – принял важное решение и изменил линию своей профессии и, возможно, линию всей жизни. Разве это не успех? Это самый настоящий, самый ценный и ценностный момент успеха – осознание «я знаю, я могу и я делаю».

Моменты успеха

Я тоже оставила журналистику 17 лет назад, хотя обо мне можно было сказать «успешная молодая журналистка  областного масштаба с большим  карьерным потенциалом». Возможно, к сегодняшнему дню я уже руководила бы областной газетой или открыла бы свое издание.… Но в апреле 1994 года я круто изменила  свою профессиональную жизнь – ушла в сферу, практически неизвестную для Украины. Я стала  консультантом по общественным связям (Public Relations). Я увидела новую возможность для профессионального развития и роста. Решение было сложным,  большинство коллег меня не поняли, но я знаю, что это был момент успеха.  Это был поворотный момент в жизни. без которого я не  стала бы  профессионалом в сфере стратегических коммуникаций, а потом и в сфере коучинга. 

Вы спросите: «А как быть с успешностью?», и я вам с легкостью  отвечу. Я считаю, что успешность – это общественный индикатор и социальный стереотип. 

«Успешность» и ее синонимы

«Успешность» давно стала синонимом «статусности». Разные слои в обществе имеют свои наборы признаков успешности и/или статусности. Предположим, мой одноклассник недавно построил еще один магазин в  нашем маленьком райцентре, и о нем вполне можно сказать  «успешный бизнесмен» районного масштаба: у него хороший доход, хороший дом, хороший автомобиль.

Но с «успешными людьми» в масштабах области или, тем более, всей страны  мой одноклассник себя даже не пытается сравнивать.  Он думает, что у него еще не так много активов, как хотелось бы, недостаточно атрибутов успешности – к примеру, нужен еще один магазин или еще одно кафе, а также машина подороже, часы покруче, курорты поэкзотичнее и т.д. Он сравнивает себя с определенным „эталоном” успешности в бизнесе, тем самым, отказываясь признать важность, ценность своего уже достигнутого успеха. 

 Успешность также стала синонимом «известности». Например, успешный политик – это тот, кого зовут на теле-шоу… Успешный директор школы – тот, кого знают в Министерстве образования и поэтому чаще других приглашают на конференции. Успешный журналист – это тот, кто работает в престижных изданиях и получает хорошие гонорары...

Общество всегда  делило, продолжает делить и будет делить людей на успешных и …не успешных. Фильтры были, есть и будут разными, их столько, сколько люди и социум способны придумать.

 Но есть один фильтр, по-моему мнению, самый важный. Он находится внутри каждого из нас. Это – то, что мы думаем о себе, то, как мы воспринимаем и оцениваем  себя, и то, что мы делаем и каких результатов достигаем.

Успех – имя существительное

Чаще всего успешными людьми становятся именно люди успеха. Они сначала делают то, что хотят сделать больше всего и что делают лучше  всех. Они чаще других получают настоящее признание. А сам факт признания их успеха – другими людьми, обществом -  далеко не всегда связан с «атрибутами успешности». 

Люди успеха, получившие признание своего успеха, об «атрибутах успешности» думают далеко не в первую очередь. И если такие атрибуты появляются в их жизни, то  вписываются туда органично и не доминируют. Возможно, потому, что они знают: Успех – имя существительное, а все, что к нему прилагается (успешность, статусность, известность) – это не только прилагательные, но и, по большому счету, очень относительные понятия.

 В нашей жизни так много относительного, а моменты успеха  есть у каждого. Для меня это – давно усвоенная истина. И поэтому  я выбираю быть ЧЕЛОВЕКОМ УСПЕХА. А вы?

(статья опубликована в журнале 
“On Air PEOPLE” 
(№1/1, сентябрь-октябрь, 2013 года)  



четверг, 29 августа 2013 г.

Лариса Хоманс: "От районки - до Forbes.ua"

В пространстве историй – новая история. Причин поделиться ею – несколько. Они оказались для меня настолько неожиданными и настолько же связанными – во времени и смысловом поле, что поначалу я растерялась. А будет ли это одна история или, скорее, цепочка событий, каждое из которых – своя история... Поэтому, предлагаю запастись терпением, если хотите дочитать до конца. Собственно с чего начать?

*******
... Распечатка этой книги пролежала в моих бумагах несколько недель.
Дочка, зная о моем интересе к прозе Клариссы Пинколы Эстес (Clarissa Pinkola Estes), нашла в открытых источниках перевод ее книги «Дар рассказа» (The Gift of Story). Книга небольшая (всего полтора десятка страниц), а руки все не доходили, чтобы открыть и прочитать.

Вчера, разбирая бумаги, увидела распечатку и начала читать.
С небольшими перерывами прочитала трижды. Глубина и простота мыслей Клариссы восхищает, увлекает и одновременно умиротворяет и активизирует. Такое соединение ощущений, мыслей и действий случается не часто. И всегда вызывает удивление. И благодарность. Мудрому автору, вызвавшему такую реакцию, и себе, внимающему читателю, на нее ответившему. Дочке, сыгравшей роль катализатора такого опыта. А еще – пространству реальности, где истории соединяются и начинают приобретать универсальный характер, оставаясь крайне личными...

Если Вы еще не читали прозу Клариссы, непременно сделайте это. Она – удивительная рассказчица! Вот, например, фрагмент, который вызвал особенный резонанс:

«Для некоторых историй важно выбрать правильное время, правильное место, правильного слушателя, - словом, тщательно соблюсти издавна выработанные правила; они определяют, когда и где следует или не следует рассказывать ту или иную историю. Но для того, чтобы принести в дар историю семейную, историю относящуюся к нашей культуре или личному опыту, любое время может оказаться самым правильным, самым подходящим...»

... Несколько последних дней я практически не была в сети – электронную почту проверяла фрагментарно, страницу на Facebook не открывала. Поэтому пропустила недавний пост Алены Сибиряковой о свежей публикации на Forbs Woman . Здесь Алена поделилась своими впечатлениями от нескольких встреч в рамках WELDI (Women’s Executive Leadership Development Initiative). Я дважды выступала перед участницами этой инициативы. На встрече в июне я впервые рассказала о своей авторской модели 5 С для создания лидерских историй. Встреча в начале августа стала поводом поговорить о нескольких языках общения, которые помогают  эффективно
 взаимодействовать  в разных ситуациях и контекстах.

Я признательна Алене Серебряковой за внутренний отклик, которым она поделилась! Еще не дочитав до конца ее публикацию, я уже знала, о чем хочу рассказать...

... Я много лет занимаюсь коммуникацией, начиная с журналистики. И, наверное, это удивит, но я не собиралась стать журналистом. В эту профессию меня привела ... удивительная случайность. Как это произошло?

В школе мне в равной степени были интересны разные предметы – языки и литература, математика, химия и биология. И на вопрос «кем я хочу стать?» я отвечала с неохотой. Было время, когда я хотела стать хирургом и зачитывалась романами о военных врачах. Даже был случай, когда мне и двум подругам-одноклассницам, разрешили присутствовать на операции в районной больнице...

Я искренне завидовала своим школьным подругам, которые давно и однозначно выбрали свою профессию – учитель французского языка, учитель русского языка, агроном, медсестра...

Незадолго до впускного вечера, я купила справочник для поступающих в вузы. На удивление, эта книга оказалась очень интересной. Я прочитала ее (именно, прочитала, а не  пролистала!), как говорят, за один присест. Перечень специальностей, профессий, вузов – впечатлял. 
«А где же мое дело?» – я почти заканчивала читать описание специальностей, а внутри еще так ничего и не «екнуло»...

И вдруг – «это мое»! «Я стану психологом!». Мне казалось, что в тот солнечный июньский полдень я определилась с профессиональным выбором своей жизни.

Родители приняли мой выбор с большим трудом.
«Доченька, тебе бы в пединститут...» - каждое утро повторяла мама, всю жизнь проработавшая бухгалтером.
«Если у тебя будет медаль, ты можешь поступить в политехнический без экзаменов», – искал рациональные резоны мой отец, инженер-железнодорожник.

Я благодарна своим родителям: они советовали, но не настаивали. Получив золотую медаль, я отвезла документы в Киевский государственный университет на факультет философии. Конкурс на отделение психологии еще до начала экзаменов был 1 к 7-ми. Принимали только 25 человек, и только на стационарное отделение.

... Первый экзамен (биологию) я сдала на «тройку», два следующих – на «четыре», а последний – историю – на «отлично». Я не прошла по конкурсу, и вернулась в свой районный центр. Все мои друзья стали студентами, светились от удовольствия и предвкушения новой жизни – студенческой! А я искала работу. Вариантов было немного – пойти нормировщицей на завод к отцу, фасовщицей – в аптеку или санитаркой в больницу, где работали мои старшие сестры. Мне было все равно, я знала, что рано или поздно я стану психологом.

... Свой первый рабочий день – 28 августа 1979 года – я провела в районной газете «Будівник комунізму”. Я даже и не помышляла о такой возможности, но судьбе, видно, нужно было привести меня именно туда. А проводником этого решения она выбрала моего наставника –
хорошого знакомого нашей семьи, хирурга и мужа учительницы русского языка и литературы в нашей школе. Тарас Петрович на свой страх и риск уговорил редактора районки взять меня корреспондентом. Благо, такая вакансия в газете была.

... И вот я сижу за редакционным столом в кабинете ответственного секретаря. Алина Ивановна смотрит на меня с сочувствием и недоумением: «что эта девочка сможет написать?». Ее старшая дочь – моя ровесница, мы учились в параллельных классах. У меня дрожит голос, я спрашиваю, когда нужно сдать первый «материал» (Господи, слова-то какие!). «В понедельник», - слышу в ответ, и становится немного легче. У меня есть целых четыре дня – с пятницы по воскресенье.

... В понедельник я приношу свой первый материал, написанный на листочках в клеточку. Это – первая история, которую я передала тысячам своих земляков. Моя первая печатная история о человеке, который не любил рассказывать о себе, но который очень любил своих учеников, – о моем классном руководителе.

Сегодня я точно знаю, что Илья Гордеевич не просто сделал исключение – поделился историей из своей фронтовой юности. Он подарил свою историю мне, растерянной и совершенно неопытной журналистке, чтобы я подарила ее другим. Ведь свои истории мне еще только предстояло прожить...

PS. В своей знаменитой речи перед випускниками университета в Стэнфорде, Стив Джобс сказал о том, что нельзя соединить точки, смотря в будущее. Мы можем сделать это, только оглядываясь в свое прошлое.

Какие удивительные узоры создает судьба! 34 года назад я,
вчерашняя школьница, опубликовала в районной газете 
 первую историю в своей жизни. Прошло много лет и теперь я помогаю другим создавать и рассказывать их истории. И на страницах Forbes.ua
 читаю историю о том, как это происходит... 


И еще. Журналистика стала моей первой профессией, через которую я значительно позже пришла в психологию, а потом и в коучинг. И если вы спросите, что объединяет эти профессиональные сферы? Я отвечу благодарно и вдохновенно – ИСТОРИИ!

... И в завершение – несколько слов из прочитанной вчера книги Клариссы Пинколы Эстес: «Ни один из нас не будет жить вечно. А вот истории – будут. Для того чтобы история продолжала жить, нужна хоть одна живая душа, которая могла бы ее поведать, – и тогда само звучание освященных временем слов вызовет к жизни великие силы любви, милосердия и духовной щедрости...»




среда, 21 августа 2013 г.

Лариса Хоманс: "Запасной аэродром по имени "Дружба""

Из цикла «Два звонка»

... Это была дружба «с первого взгляда». Первые дни на первом курсе журфака я помню фрагментами. Большой зал желтого корпуса на бульваре Шевченко - посвящение в студенты. Большая аудитория на первом этаже – первая лекция с деканом факультета (ныне покойным Дмитрием Михайловичем Прилюком) – короткие истории о том, когда и как мы начали писать...

...Ее рассказ меня удивил. Не о том, как она начала писать, а о том, как ходила в школу. Девочка, выросшая в лесу (ее отец – лесник), каждое утро добиралась туда на лошадях, санях... Десять километров в один конец. Часто домой возвращалась пешком – через лес! Я слушала ее с восхищением и восторгом. Моя дорога в школу из окраины райцентра в центр – три с половиной километра в одну сторону – выглядела детским занятием.

Мы подружились на немецком языке - в прямом и переносном смысле. На занятиях по немецкому языку, когда мы называли друг друга “Genosse ” (товарищ, друг). Это обращение мы шутя перенесли в повседневное общение в начале нашего знакомства. Мы встретились всего несколько дней назад, а мне тогда казалось, что мы знакомы вечность. В этой дружбе мне было легко, спокойно, уверено.

У этой дружбы были разные периоды. От наивного восторга «как мы похожи» – до болезненного разочарования «мы не понимаем друг друга». От времени, когда мы делили домашние передачи (картошку, яблоки, мамины котлетки и коржики), одну зарплату садовника в ботаническом саду (мы подрабатывали там на третьем курсе), нарядные платья и украшения, в которых по очереди ходили в театр, до периодов отстраненности – в пространстве и времени...

Однажды, где-то в середине учебы в университете, мы говорили о том, что такое настоящая дружба. «Это – знать, что у тебя есть запасной аэродром, который примет тебя в любую погоду...». Эта метафора оказалась очень жизненной. Время после университета развело нас в разные города, в разные контексты – профессиональные и личностные. Мы нечасто звонили друг другу, редко виделись, хотя всегда держали друг друга «на радаре». Но были в нашей жизни моменты – и трудные, и радостные – когда мы вспоминали про «запасной аэродром».

Многие годы я часто ловила себя на мысли (и на ощущении), что во многих проектах, делах, ситуациях мне не хватало именно такого человека – друга и партнера. Я хотела вернуть старые отношения и боялась, что это не удаться сделать.

... Десять лет назад незадолго перед своим днем рождения я ей позвонила. Этот звонок и разговор был удивительным подарком. Мы встретились, много говорили... И мне казалось, что мы расстались только вчера. Так наступило время нового контекста для дружбы «с первого взгляда». У нас по-прежнему и много общего, и много разного, но от этого наше общение становится только ярче, богаче, насыщеннее... Всякий раз, когда мы встречаемся или разговориваем по телефону, мне кажется, что мы расстались или говорили только вчера.

... В мой недавний день рождения Люда мне позвонила. Я рада слышать ее голос, замечательные пожелания и удивительные слова: «Я недавно зашла на твою страницу в Facebook, читала твои истории. Продолжай, они так нужны – для осмысления себя, для вдохновения, для новых начал!».

Что может быть лучшим подарком для человека, создающего пространство историй, которые связывают нас событиями, опытом, смыслами?

PS. Эта история - только предисловие к встрече, которуя я готовлю для Вас. Уверена, что Вам будет интересно.


среда, 14 августа 2013 г.

Лариса Хоманс: "По ту сторону учительского стола..."

В пространстве историй – еще одна история.
Неожиданно не летняя, поднявшая на волнах памяти из моего школьного прошлого, без которого не было бы моего настоящего.

... Ее звали Рива Ефимовна,  учительницу математики в нашей школе.
Сейчас я могу только предполагать, сколько в то время ей было лет – сорок-сорок пять...
Невысокого роста, с курчавыми короткими волосами, она была неторопливой, строгой и невероятно элегантной.  Меня завораживали ее платья и костюмы –  в стиле Coco Chanel (правда, в свои тринадцать лет я этого еще не могла знать).

По дороге в школу и домой я проходила мимо ее дома, и всякий раз  засматривалась на ее окна.
В  осенние и зимние утра пространство ее дома светило  неоновым голубым и белым светом. Этот свет меня тоже завораживал.  Как и обстановка внутри  гостиной (ее можно было видеть через тонкую капроновую тюль) – полированный сервант с посудой, полированный стол, хрустальную вазу...

Рива Ефимовна умела быть строгой и мягкой одновременно. Она не  прощала мне, отличнице,  даже незначительных ошибок, и могла поставить четыре за  правильно решенную задачу, но неправильную пунктуацию в описании. Я любила  учительницу за то, что она принимала меня такой, какой я была.   Рива Ефимовна была, пожалуй, единственным педагогом, не учившим  моих старших сестер и брата. Что это означала для меня? Она меня с ними не сравнивала. Я, в принципе,  не могла услышать от нее  комментарии в стиле: «Ты чертишь очень хорошо, но так как чертит твой брат...», «Твоя старшая сестра Ольга отлично играла в волейбол...», «Твоя старшая сестра Люда всегда оформляла классную стенгазету...».

... Однажды Рива Ефимовна заболела. Шла третья четверть шестого класса, и мы  уже пропустили несколько уроков  алгебры и геометрии.  После уроков меня позвали в учительскую, и завуч сказала, что я и еще одна ученица из параллельного класса (тоже Лариса) должны сейчас идти к Риве Ефимовне домой. От волнения  я забыла спросить –  что я должна сказать и сделать, когда увижу учительницу.  Уже через 15 минут мы стояли на пороге  ее уютной квартиры.
Сначала учительница пригласила нас пообедать (я и сейчас помню запах и вкус ванильного печенья к чаю), а потом начала объяснять новую тему по геометрии – о конгруэнтных фигурах.  Через несколько часов я и Лариса получили задание – завтра провести урок в своих классах. Объяснить  тему,  дать домашнее задание, и  после уроков снова прийти к ней –  за новой темой, уже по алгебре...

... Свой первый урок  по геометрии в шестом классе я  помню до мельчайших подробностей. Как несла из учительской  большой деревянный транспортир, как поднималась на носочки, чтобы нарисовать  треугольники на черной трехстворчатой доске, как дрожал мой голос, когда я начинала доказывать теорему «на тождественность», а потом вдруг стал спокойным, ровным и странно «взрослым»... А еще – как поначалу шумели мальчишки на «камчатке», а потом неожиданно затихли... А еще – какими удивленными глазами смотрела на меня завуч, сидящая за последней партой у окна...

Тринадцать с половиной лет, две недели, несколько домашних встреч  с учительницей, несколько уроков в своем классе... Таким был мой первый опыт – «по ту сторону учительского стола», о котором я вспоминаю каждый раз, когда захожу в аудиторию.

... Рива Ефимовна очень хотела, чтобы я стала учителем математики, и была уверена, что я поступлю  на мехмат столичного университета легко и просто. Так, как это сделала Лариса из параллельного класса. Думаю, что она была права. Ведь экзамен по математике я, действительно, сдала на «отлично» – без репетиторов, без подготовительных курсов...  Только к математике в будущем это не имело прямого отношения – я выбрала отделение  психологии философского факультета. 

... Много лет назад моя учительница математики уехала из нашего городка в другую страну, и с тех пор мы не виделись. Я верю, что она глубоко в душе знала, что рано или поздно  жизнь снова приведет меня в класс...  И еще я знаю, что у нее был удивительный талант – принимать своих учеников такими, какими они есть,  видеть их такими, какими они могут быть, и верить в них! 



вторник, 16 июля 2013 г.

Лариса Хоманс: "Куда меня зовет зеленый поезд из детства?"

... Для меня лето всегда ассоциировалось с поездками. С самого раннего детства. Стоит сказать, что до 15 лет я практически не уезжала далеко из своего маленького райцентра. Зато я много лет провела в ожидании, в предвкушении поездок. Я их придумывала, я их проживала, я их слышала... Да-да, слышала в перестуке колес пассажирских поездов, проходивших через нашу станцию.

Железная дорога разделила наш маленький город на две части. Собственно «город» (как мы его называли или историческая, старая, основная его часть) – был расположен слева от вокзала, ближе к рынку, к реке, к центральной площади, к школам, к магазинам...
А та часть, где после войны начали строить новые дома (новые улицы словно врезались в лес) так и называлась – «за путями», что означало за железной дорогой... Там я родилась. Можно сказать, что я выросла под стук колес. А расписание пассажирских поездов неплохо заменяло часы...

... Вот прошел первый вечерний поезд Киев-Брест (21:36) , это значит, что пора начинать укладываться спать... Но еще можно часа полтора почитать, пошушукаться с племянницей – до «львовского поезда» (22.55). А если вдруг зачиталась за полночь (в юности такое часто случалось), то второй поезд с Киева в Брест (01.05) – это верный сигнал, что пора выключать торшер...

... От нашего дома до железной дороги можно было добежать за 3-4 минуты – через улицу, прямиком по переулку и вот – я уже вижу вокзал. Я маленькая, и мне не разрешают без старших переходить «большую дорогу», ведущую к вокзалу. Зато на краю переулка я могу сколько угодно стоять и смотреть на проходящие пассажирские поезда. Они на несколько минут останавливаются на нашей станции, и после пронзительного и гулкого гудка снова трогаются... Больше всего меня восхищают и завораживают окна – яркие, с голубым, желтым светом, с белоснежными занавесками... Я отчетливо вижу силуэты людей – кто-то склонился над столиком, кто-то стоит у окна...

«Кто они? Как их зовут? Куда они едут? Какая у них жизнь?» Я задаю себе такие вопросы и придумываю ответы. Я населяю поезда своими родственниками, соседями, друзьями и просто знакомыми людьми... А я там есть?

... Когда мне было лет семь-восемь, я мечтала о том, как однажды окажусь в купе красивого зеленого поезда, и буду ехать далеко-далеко... Целый день и ночь, а может быть и дольше... Куда я хотела поехать? В Киев, где нужно было бы сделать пересадку, чтобы поехать дальше на родину моих родителей – в Потоки... В Черновцы, где тогда жила моя самая старшая сестра. Во Львов, откуда приезжала самая старшая двоюродная сестра... А еще в такие города, названия которых я тогда еще и не знала...

... Сегодня вечером я, разбирая бумаги после недавней поездки в Штаты, увидела записи в блокноте – страны и города, в которых мне удалось побывать за последние 35 лет... Одиннадцать штатов и 15 городов в Америке. Восемь стран и 15 городов в Европе. Одна страна и три города в Африке. Десять стран и 15 городов в СНГ. А еще – за исключением Ужгорода – все областные центры Украины, Крым и полтора десятка городов поменьше...

... Снова лето, и я снова мечтаю о поездках. Куда теперь позовет меня давнее и все еще неутоленное желание путешествовать и открывать мир?


среда, 3 июля 2013 г.

Лариса Хоманс: "Как я полюбила молчание..."

... Вам знакомо такое состояние – когда больше всего хочется помолчать? Я особенно полно вновь ощутила его несколько дней назад – во время одной встречи. Моя собеседница рассказывала много и вдохновенно, а я внимательно слушала и лишь изредка задавала вопросы. Моя собеседница продолжала говорить, удивляясь истории о человеке, который на несколько лет потерял голос, и за это время так много понял о себе, о других людях, о жизни вообще...

... Рассказывают, что я росла разговорчивой девочкой. Думаю, что это закономерно – я ведь из большой семьи. В доме всегда было людно, детскую комнату мы делили на троих – с моими старшими сестрами и братом. И, тем не менее, мне кажется, что я росла одиноким ребенком. Старшему брату было интереснее проводить время со старшей сестрой и ее подругой – нашей соседкой. И я привыкла быть одна – сначала играть, потом – читать, а еще позже – рукодельничать... Одиночество меня никогда не пугало. Чего не скажу о молчании.  Мне оно казалось неестественным, неприродным – особенно, когда рядом были те, кто дороги... 


В детстве молчание в ответ меня настораживало, удивляло и часто обижало. Я могла часами пересказывать книгу, идя по лесу со своей сестрой, и слышать в ответ только «хм...», «да...», «о-о-о...»... Или придумывать сказки, ползая вместе с братом на коленках и крася пол в нашем доме, и слышать в ответ изредка «А дальше?»

Когда за ужином (а именно в это время за большим столом собиралась вся наша семья) наступала пауза, первой ее нарушала я – самая младшая. Не скажу, что старшим это нравилось. А меня просто пугала тишина...

Взрослея, я училась молчать и, как мне кажется, старательно в этом преуспела. Учась в школе, а потом и в университете, я больше молчала и слушала, слушала и молчала... Но молчание все равно оставалось для меня непростым занятием.

Так было до тех пор, пока я по-настоящему не почувствовала и не открыла для себя скрытую ценность молчания. Произошло это три года назад. Это случилось не в один день, а скорее – в череде событий. Кстати, обучающих событий. Сначала я увидела, как можно преподавать «тишину» в контексте ... бизнес-обучения. И была этим мастерством сначала озадачена и впечатлена, потом – вдохновлена и озадачена...

Потом я стала участником годовой программы, где «безмолвные» перерывы между сессиями, «бессловесные» обеды, ужины и даже несколько дней к ряду были и нормой, и заданиями для самостоятельной работы. Тишина в общении с внешним миром сначала открыла «внутренние диалоги» и заставила их слушать. А затем – она обнажила неготовность (нежелание? неумение? страх?) услышать себя по-новому или по-настоящему.

С того времени я стала учиться молчать по-другому – спокойно, размеренно, уверенно и ... щедро. В таком молчании я начала находить особенное время, принадлежащее только мне и моим мыслям. Я словно нашла выход во внутреннее пространство (оно – и источник, и космос, и библиотека одновременно), где можно найти ответы на многие вопросы. Я удивлялась и продолжаю удивляться: «Как можно было не подозревать о его существовании?»

... «Слово – серебро, молчание – золото» – учит народная мудрость. Я этот урок все еще прохожу... Ведь в свои уже зрелые годы я, как и в детстве, люблю рассказывать истории... Но, наверное, разница в том, что сейчас я делаю это не только с удовольствием и вдохновение, а главное – осознанно, чередуя рассказы с искренними и щедрыми паузами...